Сказания и Легенды

Кутаново

Дата возникновения - 1795-1811 годы. По данным 1811 года - 19 дворов,а через 43 года зарегистрировано 13 хозяйств и 118 жителей. В аул Кутаново после боев у деревни Имянюрт Юлай Азналин со своим сыном Салаватом. После разгрома под Оренбургом явился и Пугачев. Затем Пугачев переправился через Агидель на Вознесенский завод (ныне - с. Иргизлы), что в трех километрах отсюда, и сжег его. Отсюда Пугач направился на Белорецк. До Пугачевского восстания деревня называлася Мечетле. Когда Пугачев на Вознесенский завод пришел и объявил мобилизацию в свое войско, кутановский мулла стал вести агитацию против него, называя Пугачева бунтовщиком против закона и безбожником. За это Пугачев с левого берега Белой, с горы, которая теперь называется Пугачевской, обстрелял из пушки мечеть. Пугачевские ядра находили еще совсем недавно на холме, где мечеть стояла. После восстания в Кутаново вместо разрушенной мечети была построена новая.

Иргизлы

Барон К. Е. фон Сиверс построил у устья реки Иргизлы медеплавильный завод (Вознесенский завод). Завод был пущен в ход в 1756 году. В поселке было построено 150 домов, там жили служащие и рабочие завода. Из Казанского уезда были прикреплены к заводу 1000 крестьян. Их пригоняли на работу поэтапно, вахтами по 333 человека  на 4 месяца.

Существует предание, дошедшее до нас с тех времен, когда на племена горно-лесных башкир совершали набеги соседи-степняки казахи и ногайцы. В отражении одного из таких набегов участвовала девушка, ничем не уступавшая джигитам в храбрости и отваге.

В самый критический момент, когда ряды башкир дрогнули, на полном скаку врезалась она в гущу захватчиков, вышибая их из седла сукмаром, разя меткой стрелой из лука. Воодушевленные ее примером, джигиты прогнали прочь непрошенных гостей, охочих до чужого добра. И никто в пылу сражения не заметил, как в спину храброй девушки угодила предательски пущенная сзади стрела, поразив ее насмерть. Цепляясь за седло холодеющими руками, девушка рухнула наземь. Верный конь, как бы призывая хозяйку встать, жалобно заржал и принялся бить копытами землю. И вдруг на том месте, где ударял он копытами, выбился из под земли прозрачный шумный ручей и побежал по низкой луговине в сторону Агидели. Образовалась речка.

Таких отважных девушек по-башкирски называют Ир-кыз, мужественная девушка. В память о ней речку назвали Ир-кыз, а когда тут появились русские, согнанные строить Вознесенский завод, название в их произношении сменилось на Иргизлы.

Максютово

Очень старинная деревня. Дата ее возникновения неизвестна. в 1795 году было 15 хозяств, 80 человек. Более сотни лет Максютово находилось на границе Оренбургской (в которую входили земли восточнее и южнее) и Уфимской (северо-западнее) губерний. Река Белая была в то время важным транспортным путем: по данным Максютовской таможни границу губерний, например в 1905 году пересекло 25 судов и 917 плотов, перевезено 2622000 пудов грузов на сумму 211100 золотых рублей.

Муйнак-Таш

В восьми километрах вниз по Белой от ныне вымершей деревни Акбуты, на правом берегу находится огромная скала - Муйнак-Таш. Для проплывающих мимо, очертания скалы напоминают фигуру собаки лежащей мордой вниз по течению. За крутым поворотом, который делает река у скалы, если обернуться назад, становится отчетливо видно два огромных каменных столба. Один из них очень массивный, другой гораздо ниже и тоньше, суживающийся к вершине, очень причудливой формы. На большом столбе, который туристы часто называют "скала-палец", заметная белая полоска-кайма. О Муйнак-Таш в прежние времена нередко разбивались барки.

Муйнак - кличка собаки. Рассказывают, что когда-то у одного здешнего охотника была отличная собака, по кличке Муйнак. Погналась она однажды за оленем. Спасаясь, олень забрался на Муйнак-Таш, собака погналась за ним, сорвалась и полетела в Белую. Жалко было охотнику утонувшую собаку и назвал он столбище Муйнак-Ташем.

Сундук-Таш

На реке Агидели, между Муйнак-Ташем и Азан-Ташем справа находится большой камень, похожий на сундук. Когда то был у одного бая батрак Исламгул. Он в чем-то провинился. Разгневанный бай хотел его строго наказать. Потом задумался и сказал: "Если залезешь на вершину Сундук-Таша и заиграешь там на курае, то искупишь свою вину. А если нет, не будет тебе прощения - запорю." Что делать бедняку Исламгулу? Взобрался  он на эту неприступную скалу и заиграл на курае. Народ прославил его за это, назвав скалу Исламгул курай тарткан Таш.

Голубое озеро

Если подняться на полкилометра вверх от Белой по ручью Сакасска, можно выйти к голубому озеру. Размерами оно невелико, всего с волейбольную площадку, но загадочная его красота привлекает. Цвет воды - матово-голубой. Глубина огромна - лот с двадцатиметровой веревкой не достиг дна. За озером обширная каменная осыпь, которую сторожат идолы с суровыми ликами - изъеденные ветром и влагой известковые останцы. Один из них особенно запоминается - похожий своим обликом на ужасного дива из народных эпических сказаний, может быть самого Кахкаху. Туристы называют это урочище "ущельем Драконов".

Митрошкин камень

В прежние времена много было на реке искусных лоцманов-рулевых, которые плавали на барках. Особенно славился лоцман Митрошка. Хозяин Авзянского завода Демидов не раз награждал его. Как-то расхвастался Митрошка, что любую барку вниз по реке Белой провести может. Пришел он к заводчику и сказал: "Дайте мне барку сорокасаженную и нагрузите ее чугуном - я ее вниз доведу." И вот построили на Авзянско-Петровском заводе такую барку, и хозяин заключил с Митрошкой договор: "Если доведешь до места, получишь большую награду", - сказал он, - "а если нет - получишь розги". С другими лоцманами пошел Митрошка на спор, доведет или не доведет груженную чугуном сорокасаженную барку до низа.

Поплыл Митрошка. Пока плыла барка до последней опасной скалы Яман-шаршы (Страшный перекат), все шло благополучно. Видит Митрошка, что последняя скала уходит и степь вот-вот начнется, и больно обрадовался. Взял скрипку и заиграл. Все улыбаясь смотрели на  него, а он вдруг руль потерял. Не смог Митрошка удержать барку и он с разгону наскочила на камень и раскололась. Лоцмана и людей с барки, однако удалось спасти.

Заводские приказчики и представитель хозяина завода разъярились, подняли Митрошку на ту скалу и засекли розгами до смерти. А на скале земли не было. Засыпали Митрошкино тело камнями. Каменный холм на 15-20 метров над водой поднялся. С тех пор Яман-Шаршы Митрошкиным камнем называют.

После революции Митрошкин камень, преграждавший путь Белой, был взорван. Осталась правобережная скала, примыкающая к страшному порогу.